Image 01

Фландрия

Путешествие нарисованное карандашом

Колодец Брабо

Антверпен достопримечательности – колодец Брабо

Легендарное прошлое Антверпена живет в реликвиях то величественных, то трогательных, а иногда и забавных. Один из старейших памятников, посвященных основанию города, — знаменитый фонтан, чьим автором традиция называет Квентина Массейса. Он стоит неподалеку от северной башни собора, неизменно удивляя тех, кто видит его впервые, наивным, но несомненным изяществом. Ажурное железное плетение увенчано фигуркой Брабо — легендарного героя, с которого и принято начинать историю города.

Рассказывают, что в незапамятные времена там, где теперь находится Антверпен, стоял замок кровожадного великана Друона Антигона, обложившего окрестных жителей и мореходов жестокой данью. У тех же, кто опаздывал платить подать, Антигон отрубал руку. Как и водится в легендах, явился храбрый избавитель Сальвий Брабо, который, в свою очередь, отрубил великану руку и бросил ее в Шельду, отчего, как говорят, и пошло название города — «hand werpen» значит «бросить руку» (существует также версия, что название города связано с фламандским словом «werp» — мол).

Железный Брабо, чуть угловатый, но стройный, слегка напоминающий донателловского Давида, стоит на затейливо украшенной стрельчатой арке, и легкие пинакли, будто поднятые шпаги, охраняют героя, протянувшего к небу свой трофей — руку великана. Готическое подножие, арка, переплетенная железными ветвями и листьями, и тонкая фигурка — создание Ренессанса — памятник рубежа двух эпох, этот фонтан кажется маленьким и скромным в барочном неистовстве Антверпена. Тогда же, в конце XV века, он был украшением, пышным и заметным.

А рядом в стене каменная доска напоминает об авторе, живописце, кто «прежде был кузнецом, а стал потом знаменитым художником». Предание украшает судьбу Массейса штрихом, вместе прозаическим и возвышенным, утверждая, что художником стал он не столько из-за преданности искусству, сколько из-за любви к дочери живописца, на которой не мог жениться, не став членом той же гильдии, что и ее отец. Однако даже самая пламенная страсть не могла бы одарить его талантом, свидетельством которому остался железный Брабо, так что дело, видимо, не только в этом романтическом приключении.

Близ собора тесно от воспоминаний. Если верить легендам или мемориальным доскам (и если верить, то чему больше?), поблизости жили и Иорданс, и Тенирс, и ван Дейк. И стало быть, часто встречались, раскланивались с ревнивым достоинством, обменивались и глубокими мыслями, и пустяковыми любезностями. Для них колодец Массейса был историей и предметом бескорыстного восхищения.

Антверпен ратуша ➼

Comments are closed.